Через Элладу на парусной яхте

Вернуться назад
Плавание через Грецию. С востока на запад. Описание плавания на яхте Elan 431

Через Грецию на парусной яхте.

От Родоса до Итаки 

Автор текста и фото Смирнов Олег 

Описание плавания на парусной яхте «Альфа», длинной 13,5 метров

Греция – страна островов. Конечно, основные промышленные и деловые центры в Греции расположены на материке. Афины, Салоники, Патры – вот города, в которых бурлит современная греческая цивилизация и культура.

Но сердце Греции – на островах!

На островах сохраняется и самобытность народа и его культура. Рыбаки выходят в море, пекарни пекут хлеб, в кафе повсюду с утра до вечера подают фрапе, каждый житель на островах в курсе прогноза погоды и знает, когда придет паром с большой земли и на какие острова потом пойдет. В монастырях и церквах на островах тихо твориться молитва, так близкая сердцу православного человека.

На островах можно познакомиться и надолго подружиться с людьми, так похожими на нас и так странно разговаривающими не на русском языке!

 

Вот через все островную Грецию мы и проложили свой маршрут.

История возникновения этого плавания довольно запутанная, ведь Альфа базируется в Италии, в Фьюминчино, как же так получилось, что лодка попала в  Грецию?

Если честно, мне очень того хотелось. За несколько лет пока Альфа была в Италии, я успел соскучиться по Греции и по своим друзьям, яхтсменам Родосского яхт клуба.

Поэтому так или иначе, обстоятельства, по всей видимости подобрались так, что дорога в Грецию мне все таки выпала.

Обстоятельства были таковы:

Подошло время экспортного плавания, то есть плавания яхты с выходом из Евросоюза. Это нужно делать каждые 18 месяцев во избежание выплат европейских налогов.

Ближе всего вне ЕС для нас был Тунис. И мы спланировали поход именно туда.

Следуя в Тунис, лодка отправилась в чартерное плавание у берегов Сицилии, после которого следовало отправится в Бизерту.

Однако план был нарушен.

Дело в том, что Тунис страна визовая, то есть туда нужно оформлять визу, если заход в страну предусматривается по воде. Для туристов все намного проще.  Им оформляют визу по факту бронирования отеля. Яхтсмен должен порадеть заранее. Но в эту весну у нас был бурный трудовой период и в ходе весенней кампании наш офис, офис Морского Парусного клуба «Шкипер» не успел оформить эту самую визу заранее.

Можно было конечно зайти в Тунис и без визы и оформить ее по приходу. Но по нормативам правительства Туниса, визу оформляют в течении 2-х суток, все это время экипаж не может покидать яхту. Причем под надзором пограничника.

В команде яхты «Альфа» на тот момент остался один человек – автор этих скудных, начисто лишённых творческого таланта строк.  Однако, несмотря на явную обделённость в сочинительском творчестве, в области принятия решений эта команда выгодно отличалась единомыслием. Способность к быстрому принятию решений реализовалась моментально.

Команда единодушно предпочла «отмахать» 700 миль в сторону Турции, бессмысленному стоянию в порту Бизерта в жаре и под присмотром полицейского.

Предложение учесть при принятии решений такие факторы, как: стоимость топлива, физические вложения, швартовки в одиночку и перспектива нескольких неусыпных ночей, команда отвергла.

Решение было принято, продукты и топливо погружено и через 5-ро суток, как по волшебству, лодка оказалась вначале на Родосе, а потом и в Турции. Воспользовавшись случаем, в Турции был произведен сервисный подъем лодки, после чего Альфа вновь оказалась на воде, в своей родной стихии, и тронулась в теперь уже неспешное плавание по Греческим островам и далее через Ионическое море на Сицилию.

 

На борту уже была довольно сплоченная команда, состоящая из двух - трех матросов (они время от времени сходили на берег) и парочки отроковиц, бывших в прошлом опытными юнгами а ныне девицы 16 лет от роду.

Матросами были (разумеется, без упоминания имен):

матрос – Жена

матрос - Мать

матрос – Студент

То есть все матросы были способны  в известной степени влиять на капитана (Команду в предыдущем эпизоде плавания)

С юнгами все было еще запутаннее.

Поведение отроковиц на борту существенно изменилось со времен безмятежного детства, простиравшегося не далее трех лет от начала сего плавания. В те стародавние времена это были осмысленные дети с возможностью первоначального обучения.

Нынче это были особы с возрастом, который еще не позволял называть их девицами, но и детьми их назвать язык также не поворачивался. Это была некая смесь детства и отрочества. Положение усугублялось тем, что отроковицы, явились из некоего лагеря, в котором на них, по существу, не было возложено никаких обязанностей.

Их повинность в этом самом лагере ограничивались необходимостью соблюдать приличия и вести себя хорошо. С другой стороны добрые устроители этого лагеря, по словам отроковиц, заполнили их досуг самодеятельностью и прочими развлечениями.

Сердца девиц явно были настолько тронуты этим бурным эпизодом их небольшой еще жизни, сдобренный общением с мальчиками, что их внимание практически постоянно было направленно в светлое прошлое. И в наш убогий мир они являлись по принуждению или оклику, неохотно прерывая просмотр видео о той, «настоящей», прошлой и счастливой жизни.

При обращении к отроковицам наблюдалась мучительное перемещения рассеянного взгляда, пытающегося выбраться из направления «куда то внутрь и назад», в направление источника звукового раздражителя.

Прививать таким особам навык типа «трави – выбирай» было дело совершенно бессмысленным, тем более что слабый и невыразительный мой голос, голос инструктора был часто попросту заглушаем «бананами» в ушах.

Однако голос самих отроковиц каким то магическим способом действовал на матроса – Мать, и с этим приходилось считаться.

 

В такой вот в целом очень яркой, в творческой и в меру сплоченной командой мы и двинулись в путь, руководимые, как я думаю весьма различными интересами. Интересы мне представлялись следующими.

Проще всего с отроковицами. Им ничего не нужно, кроме тонн воды, электричества для телефонов и фена. Немного косметики у них было.

Матросу Студенту и матросу Жене – 100% внимания.

Матросу Матери – как прикажут отроковицы.

Сравните с командой на предыдущем отрезке плавания!

 

Тем не менее, лодка – это маленькая модель жизни и в ней нет места  тому, чего вам на самом деле не нужно!  То есть если уж Господь нас всех свел в одну лодку – то значит это и есть самая твоя лучшая команда на данный момент твоей жизни! Слава Богу!

Кроме того, завершая описание обстоятельств плавания, должно признаться, что повествования автора о команде скорее всего не дадут читателю ни уверенности, ни твердой убежденности, что сочинитель был искренен и описал команду объективно. Напротив, сколь бы автор не расшаркивался и услужливо не извинялся, читатель пронимает, «нутром чует», что описываемые члены команды, не имея возможности ответить тут же, в рамках этого повествования, объективно находятся в невыгодном положении и, стало быть, автор мог исказить и их чистые намерения и благородные деяния. Хуже того, он мог, и наверняка и исказил их поведение в своих описаниях и причем весьма коварно. Поэтому стоит на этом завершить описание обстоятельств и перейти в существу вопроса, то есть к описанию самого плавания, оставив самому автору суждения о своей команде и вообще все его прочие, не относящиеся к существу дела суждения.

 

Итак к существу! Плавание через Греческие острова!

Объективные данные

Яхта  - Elan 431 - 4 каюты, 13,5 метров

Маршрут по переходам:

Родос – Астепалайя (якорь) 95 миль

Астепалайя (якорь) – порт (тренировка в заливе)

Астепалайя – Амальфи 35 миль

Амальфи – Санторини 18 миль

Санторини – Парос 60 миль

Парос – Коринфский канал – Итака 240 миль (с якорной стоянкой в Коринфском заливе)

Протяжённость маршрута 445 миль.

 

Маршрут получился, в общем, не так что бы и прогулочный. Хотя первоначально мы к этому, пожалуй, стремились. Тем не менее была необходимость именно пересечь Грецию. Для того, что бы уйти через Ионическое море на место своего постоянного базирования в Тирренское море, в пригород Рима – Фьюминчино.

Конечно, нам хотелось побывать всюду в Греции.

Безусловно, поскольку много времени и практики мы провели в районе Родоса, Сими и других островов Додеканесского архипелага, нам хотелось зайти на какой ни будь забытый островок этого архипелага и насладиться настоящей греческой кухней, погрузиться в народную самобытность, которая все еще там, как мы думали  сохранилась. Забегая вперед скажу, что мы не обманулись - островная Греция дремлет через века!

Да и вообще, небольшие островки, «медвежьи углы» Греции, нас всегда привлекали именно этим – самобытностью, внимательным отношением к путешественникам со стороны местных жителей.

Таким образом для удовлетворения этого своего пожелания были выбраны два небольших острова Астепалайя и Анафи.

 

Астепалайя

Этот остров более - менее на слуху у яхтсменов. Однако это довольно удаленный от Родоса остров, почти 100 миль.  Тем не менее, время от времени туда заходит довольно популярная среди и наших соотечественников Эгейская регата, его можно, в конце концов, достичь на чартерной яхте.

Тем не менее остров довольно уединённый. Ярким подтверждением этого утверждения может послужить наша встреча с яхтой «Аксиния». Именно здесь, на Астепалайя мы с ней встретились три года тому назад. Надо сказать, что эта яхта вообще может вам попасться именно в «медвежьих углах» мирового океана. Впервые мы с ней встретились на Красном море, в марине Эль – Гунна, когда Аксиния отдыхала там после похода в такие, мягко говоря не самые яхтенные страна типа Йемен,  Оман, Джибути. Так что извиняйте, раз уж на Астепалайю зашла «Аксиния», то ее можно и нужно считать «краем земли греческой».

На острове сохранилась и очень вяло реставрируется венецианская крепость, есть множество церквей, живописные бухты и непередаваемая островная атмосфера. Туристы, в основном, иностранные, почти все арендуют небольшие апартаменты.

Яхтсменов встретит небольшой порт, примерно на 10 яхт. Швартовка кормой к пирсу с помощью якоря. Ветер в порту довольно сильный – выкладывайте цепи максимально много. Места для выкладывания мало и поэтому, при швартовке лучше всего заходить задним ходом прямо от створов, что бы сделать плавную циркуляцию под самый противоположный берег. Тогда вы будете иметь возможность «прицелиться» поточнее. Якорь при таком заходе можно положить почти у пляжа. Так будет надежнее всего. Можно встать снаружи, там где швартуется паром, но лишь на время и лагом. При этом нужно выяснить, когда паром явиться. Там, на Астепалайе, он замечен в пристрастии являться в глубокой ночи - в 3-4 часа.

Анафи.

Этот остров, по моим наблюдениям, вообще мало кто из яхтсменов посещает, как мне кажется. А зря. Во первых этот островок расположен в непосредственной близости от Санторини. А на Санторини не заходит только ленивый. Там, на Анафи, очень хорошая якорная стоянка, и можно там остановиться, с тем, что бы раненько утром выйти на Санторини и так подгадать переход, что бы зайти в самое выгодное время, для того, что бы с гарантией найти место в их тесной и мелководной марине.

Во-вторых сам городок, расположенный наверху, на самой вершине острова, куда можно добраться на автобусе или пешком, весьма колоритен, собирает огромное количество местный туристов и, по моему, просто дачников с Санторини. Вечером улочки Анафи переполнены туристами, в основном греческими. То есть тут можно найти непринужденную и дружественную, почти домашнюю атмосферу, чего мы и искали. Ну и еще виды! Виды Анафи! При подходе к Анафи с востока можно увидеть церковь, построенную на вершине отвесной прибрежной скалы. Вот уж где открывается невероятная красота и мощь творений Божьих: необъятный простор моря, бездонная синева неба!

Вниз в порт можно спуститься пешком в любое удобное время, Дорога займет 15 - 20 минут. Простой почти домашний остров запомниться вам своим спокойствием и уютом.

Кроме как на якоре, на Амальфи можно постоять и у пирса, к которому швартуется паром. Паромы там «ночуют» поэтому днем почти всегда свободно. Кроме того можно встать у наружной стенки, там есть место только на одну яхту – если успеете – ваша удача.

 

Санторини для яхтсмена – судоводителя настоящая головная боль! Марина тесная и мелководная. По описанию в лоциии, заход возможен для судов с максимальной осадкой 1,9 метра. Ровно столько у «Альфы». При этом сказано, что после входа в марину следует придерживаться правой стороны канала.

Летом яхты швартуются лагом друг к другу на два места. Общее количество яхт в каждой «стопке» может достигать шести, семи. Встать третьим – большая удача. После швартовки, а то и во время ее, стоит договориться, когда собираются «свалить» ближние к пирсу яхты. То есть возможность перетасовки яхт в «стопке» весьма велика.

 

На все дружное братство яхтсменов приходится одна колонка с лениво текущей солоноватой водой и электричество без ограничений, правда, если удастся найти свободную розетку. Если вы будете готовится к заходу на Санторини тщательно – приобретите тройники и переходники всякого рода. Без них останетесь «на бобах», в смысле на аккумуляторах.

 

Зато, как только портовые проблемы вы порешаете, вас тут же подхватит очарование острова. Санторини, или Тира – это «визитная карточка» туристической Греции со всеми вытекающими последствиями.

Во первых вас встретит весьма удобный сервис компаний, представляющих авто в аренду. Достаточно подняться в Таверну «У Димитриса» на горочку, сразу за портом и просто позвонить в компанию, телефон которой вам тут же даст любой официант и, пока вы обедаете, машина будет стоять рядом, а договор оформлен. Супер!

Без авто на Санторине жить не просто тяжело, но практически невозможно. Остров большой, до города, который являет собой красивейшее зрелище как с моря так и наоборот, пешком из марины не добраться, общественный транспорт не ходит, на такси дорого и неудобно.

Добравшись до города нужно озаботиться стоянкой. В разгар сезона парковок мало и (о ужас!) полицейские накладывают штрафы на неправильную парковку!

 

Город, в отличии от практически всей Греции не вымирает на обед. Бурлит фактически круглосуточно. Можно прогуляться по главной улочке и по улочкам второго и тридцать третьего ряда, посидеть в одном из многочисленных ресторанчиков, кафе, баров. А женская часть команды может «от души» «нашопиться».

 

На Санторини мы попрощались с Матросом – студентом. Не слишком удачно. Матроса мы отправили в порт на такси, что бы тот успел на паром в Афины. Матрос успел. Но паром оказался весьма неторопливый и вместо обычных 4-5 часов, как это делают правильные паромы, болтался по различным островам добрые девять часов. Когда паром швартовался в Афинах самолет студента уже разбегался по взлетной полосе.

Эх, не додумались мы наставить Матроса - студента, что бы он взглянул на время прибытия в Афины! Там же в порту, можно было купить билет на самолет до Афин! Ну что же пусть усваивает, сидя в аэропорту урок о внимательности!

 

Славно проведя время на Санторини, мы приняли решение идти на Парос.

 

Парос

Остров был несколько в стороне, и к Сицилии такой переход нас не приближал. Но резон зайти туда был.

 

Во первых прогноз погоды был неважный и нам стоило подыскать остров побольше, где можно было бы деятельно поштормовать в уютной бухте.

 

Во вторых, на Паросе у нас были друзья, которых мы давно не видели.

 

В третьих Матрос - мать вместе с отроковицапми, в случае затяжного шторма, могла уехать с этого большого острова удобным паромом или самолетом.

 

План сработал по всем пунктам, кроме пункта номер один. Все места в уютной, но очень небольшой марине были заняты.

Встали на наружную сторону пирса.

Ветер усилился к вечеру и якорь пополз. Пришлось выйти и встать на якорь в бухте. (Это сразу после ужина-то с друзьями греками на Паросе!)

Но и тут приключения не закончились. Ночью якорь опять пополз и нас снесло на подветренный катамаран.

Небольшая спасательная операция привела к следующим результатом:

-          несколько потертостей от якорной цепи по передней кромке руля и

-          100 евро за порезанные «усы» катамарана.

-          Бутылка коньяка и бутылка вина в качестве утешения для команды потерпевшего аврал катамарана.

 

Были и положительные результаты.

Проанализировав инцидент, желая усилить держащие свойства якорного устройства, я наладил удлинитель к якорной цепи (50 метров) из синтетического троса длинной также в 50 метров! Таким образом «Альфа» обзавелась якорным сооружением с общей длинной якорного конца в 100 метров. И теперь можно было стоять на якоре куда более уверенно.

Однако, стоять уже не хотелось, а Матроса-мать с подопечными отроковицами нужно было сажать на паром. Пришлось швартоваться практически на прежнее место. К внешней стороне пирса при ветре где-то 25 узлов.

Швартовка прошла без происшествий. Якорь, вытравленный почти на 100 метров держал изумительно!

Систему комбинированного якорного устройства цепь плюс трос 50+50 для яхты 44 фута я теперь считаю идеальной! Сравнительно небольшой вес при великолепных держащих качествах, дают спокойствие и уверенность при плавании в ветряных Кикладах!

 

Отштормовав таким образом три ночи и, отправив с Богом, очередную порцию матросов, команда обнаружила, что ее численность сократилась втрое! Два члена против шести в стартовом составе!

 

К тому же затянувшийся шторм ставил под угрозу своевременное отбытие Матроса-жены с Сицилии.

Времени было немного, а путь далек лежал.

Пришлось покидать Киклады стремительно, мощным броском на запад.

Был намечен переход прямо на Итаку. Перед нами лежал путь, усеянный жемчужинами Греции, мимо которых мы шли с гордо поднятыми парусами!

И все таки, некоторые жемчужины мы посетили: Коринфский канал, мост Рио, Ну и сама сказочная зеленая Пенелопо-Одисейская Итака!

Маршрут был выбран, как для настоящих героев – в обход.

Мы обошли Афины и остров Эйгину, с юга. Этот маршрут был несколько длиннее, но проходил в стороне от системы, расположенной в Сароническом заливе при подходе к порту Пиреи.

По плану, мы проходили этот участок пути ночью. И систему, с ее трафиком и якорной стоянкой на выходе для коммерческого флота не хотелось пересекать впотьмах. Надежды на Луну уже не было, поскольку она всходила после рассвета.

 

«И зачем такая луна нужна!» заявил Матрос-жена.

Аргументированно я ответить не смог, лишь сокрушенно подумал: «если луна всходит (пусть даже после рассвета) значит, это кому то нужно». Мысль далеко не авторская и ничего не проясняющая. Оставил ее при себе.

Коринфский канал встретил жарой и воинственным навязыванием греческого истолкования временных интервалов.

 

«Минут через двадцать будьте готовы!» - сказал нам менеджер канала после оформления прохода канала и отъёма денежных средств (190 евро, между прочим).

 

Несмотря на жару тент (бимини) я убрал, что бы не пропустить красоты канала при его прохождении. Двадцать минут сначала легко превратились в час, потом в полтора, потом нас вызвали по радио и попросили быть на канале 11, откуда я и так ни ногой. Потом в два часа. А потом я заметил на АИСе медленно (3,5 узла) крадущуюся цель и за ней еще несколько, целая вереница. И что это так медленно, хоронят кого, что ли?!

 И вдруг, примерно через полчаса из канала вышло нечто невероятное! Итальянский учебный парусник! Настоящий трехмачтовый парусный корабль с матросами в военной форме на палубе. Как он поместился между каменных стен канала! Сзади, буксируемые первой, шли три его шлюпки, которые, по видимому пришлось спустить и отправить из идти своим ходом, поскольку, будучи закрепленными по бортам на шлюп балках, они не помещались в канале!

Красотища!

Долго этой красотой любоваться не пришлось – нас без всякого радио, чуть ли не пинком, отправили в канал, попросив шевелить поршнями как можно чаще, вслед уже за другим военным судном НАТО – норвежским. Похожим на судно снабжения.

И чего это тут НАТО зачастило?!

 

«Вот интересно, мудро заметил Матрос-жена, а куда докладывать о замеченных НАТОвских кораблях честному российскому яхтсмену? Может есть куда хотя бы СМС отправить?»

И на этот вопрос я не нашёл ответа, и мой авторитет капитана продолжал разрушаться на глазах.

«Может наши и так со спутников все видят?» беспомощно, схватившись за соломинку, выдал мой опустошённый ночным переходом ум.

«Может и видят, а вдруг нет! И мы молчим! А?»

Крыть было нечем. Родина подвергалась явной опасности. Корабль (ориентировочно корабль снабжения) НАТО скрытно (в 2 часа дня, на жаре, у всех, не только у греков, бдительность расслаблена) пересекает Коринфский канал, с востока на запад с неизвестными намерениями, грузом, портом назначения, а мы бессильно смотрим ему в корму и не имеем возможности доложить «куда следует»!

От грустных мыслей отвлекает величественная картина канала, крики каких то людей сверху, информация о истории канала.

Коринфский канал.

Строить его начали еще древние греки, (мудрец Полиоркет), копать начинали Цезарь и Калигула. Не прокопали. Реальные работы были начаты французами в 1881 году, но и французы бросили затею (лопаты). Затею с каналом завершили сами греки в 1893 году.

Сегодня это канал - рекордсмен по дороговизне в пересчете на пару евро/миля.

 

Время от времени в канал сбрасывают людей головой вниз с привязанными к ногам резиновыми тросами. Люди, похоже, остаются живы судя по их крикам и физической активности при подъеме на верх.

Сбрасывают людей преимущественно перед проходящим судном. На нашу яхту никого, никогда не сбрасывали.

 

Коринфский залив встретил встречным ветром. Почти, как на Клязьме, ветер здесь дует «вдоль воды» Навстречу шли счастливчики под генуями, мы молотили выбрав «дизель шкот» до 2300 оборотов в минуту.

К вечеру ветер усилился и молотить надоело. Порывшись в лоции нахожу поблизости, где то в 20 милях, якорную стоянку. В заливе Aigiou. Город и марина тоже так называется. Переводить на кириллицу это название я отказываюсь.

 

Стоянка тихая, чудная, безмятежная. Хорошо!

Утром, под крики петухов (кричат почти по-русски) снимаюсь один. Пока Матрос-жена спит, впросак я от его вопросов не попаду!

 

Следующая достопримечательность и преграда – мост Рио – Рио. Вантовый. Стоит на четырех пилонах. Огромный, красивый. В груди почему то возникает волнение, глядя на это гигантское, явно не природное, сооружение.

 

При подходе к мосту нужно доложиться по радио в «Рио- Трафик» за 5 миль. Там укажут в какой пролет проходить. Высота под мостом в пролетах 45 метров. Но все равно страшно. Пролет указываю так: столько то пилонов справа, столько то слева. Тем кто умеет считать до трех и далее, целеуказание вполне ясно. Под мостом течение. Ветровое, В нашем случае было попутное, 1 узел. Мост рекомендовано проходить со скоростью не более 5 узлов. Мы шли 7  и никто не ругался.

Под мостом с одного берега на другой ходят паромы(!) мост оказывается не закрыл эту тему!

Паромов нужно сторониться, о чем и просят добрые люди в «Рио-Трафик».

Вот и мост позади и до сказочной Итаки остается каких то 55 миль! Главное успеть встать до захода солнца!

 

Итака

 

Одиссея Гомера – одна из моих любимых книг детства. О, эта книга много что натворила в моей жизни! Это ей я во многом обязан своей профессии, своему морскому кресту! Разумеется, попав на Итаку впервые я буквально плакал от счастья перед памятником царю Одиссею. Конечно, если разобраться, это литературный образ, не имеющий подтверждения о своем реальном существовании в других источниках, может быть вообще вымышленным.

Да и Родина героя могла быть не здесь а на соседнем острове. Однако Троянская война  была и это – факт. А стало быть и Одиссей скорее всего тоже был. Ну а этот остров или соседний – не важно. Короче бюст моего кумира детства произвел на меня потрясающее, эмоционально-ментальное воздействие.

А вот памятник Пенелопе, выполненный в каком-то далеком от классического греческого стиля в каком-то «нео», производит двоякое впечатление. Как говориться на любителя.

 

Грешным делом, я думаю, что эта вся блажь с Малевичей началась, когда долгое обучение настоящему искусству стало претить отдельным ученикам и они, возомнив себя дарованиями с особым взглядом, стали проталкивать свои «творения» выполненные на зыбком фундаменте недоброкачественного неоконченного образования. «Творения» преподносились как «гениальные», поскольку авторы обладают неким таинственным, «особым» взглядом на жизнь и ее проявления.

И какой интересно такой особый взгляд на жизнь у Малевича? Я лично так думаю, что либо у Малевича другой ДНК и в этом квадрате что то действительно есть и тогда я просто еще «не произошёл», либо, если ДНК у него такой же, как и у нас, людей которые видят то, что видят, он просто шарлатан.

 

Мне это так видится. Простите, если моя точка зрения покоробила читателя. В свою защиту позвольте сказать, что и подобные «произведения» коробят и меня, зрителя. Ведь образ Пенелопы, созданный Гомером, в моем сознании с этим предметом на постаменте, напоминающим заготовку из мастерской скульптора,  никак не ассоциировался. Более того отторгал! Мне все таки хочется видеть Пенелопу, женщину – образ верности и терпения, красивой, скромной, мудрой. Интересно, что такого сделали женщины в жизни этого «автора»?

 

«Своеобразность» видения этого «автора» образа Пенелопы в значительной степени скрашивает расположенный неподалеку музей, где собрана все старье со всех ближайших островов. Старье вполне осязаемого прошлого - позапрошлого веков. Мне оно очень понравилось по нескольким причинам.

Во-первых в музее исправно работал кондиционер.

Во вторых, как мне кажется, это очень правильные вещи, идеально спроектированные и изготовленные людьми того времени. На основании имеющихся технологий и материалов. Эти старые вещи, предметы обихода, мебели, какой то техники, хирургических инструментов, показывают сегодня нам, что мы – одни и те же люди! Очень похожие и, увы, мы не становимся умнее!

И в те времена оказывается мы верили в прогресс и ждали от него какгото избавления, счастья!

Мы и сейчас, так ничего не поняв за свою короткую жизнь продолжаем ждать от прогресса чего то конечного, решающего. А будет ли это?

Глядя на это старье, я видел свой пыльный телефон, ноутбук, часы, на полках музея будущего. Научно технический прогресс ни на волосок не сделал нас лучше, добрее. Ну это ладно. Но и умнее он нас тоже не делает! Как интересно! Ведь попади я в то время, ой как мне пришлось бы попотеть и попариться что бы постичь материал и спроектировать что либо подобное!

Или взять древнегреческих моряков. Вот кто из нас искусней? Сегодняшние судоводители, под рукой у которого и карты, и техника, и связь, и прогноз, или те, гомеровские? Ведь только подумать: как они-то ходили? Насколько им было важно знать, помнить акватории. Как они умели наблюдать за ветром, облаками, морем, птицами, да Бог еще знает что они такого замечали, о чем сегодня, быть может даже и не знаем, слов-то таких нет! Ведь это сегодня я, допустим, работаю актером в сериале, а завтра, походив пару недель на яхте - я уже шкипер, да еще и гонщик! А в те времена надо было учиться морскому делу с детства!

А впрочем, по правде-то, и сегодня так. Если в детстве на лодке не плавал, кораблики из коры не делал и в ручейки не пускал – моряк из тебя уже вряд ли получиться. Поздно! Море, да и вообще стихия, требует чувственного воспитания, то есть воспитания на основании ощущений, наблюдений, растворения в природе и стихии.

Это же не банковское дело (прости Господи)!  Тут и время и искренность и если хотите, честность перед самим собой нужна!

Эх, что это я про актеров то?

Ах да! Это же Итака, Гомер.

 

Вернемся «к баранам»:

На Итаке, в городе Вахи, можно встать минимум тремя способами:

1. На якорь прямо в бухте

2. К пирсу в городе. Кормой или лагом, если есть место.

3. При входе налево у небольшого пирса возле ресторана «У Михайлиса». Кормой к пирсу на якорь или лагом.

Первый способ я никогда не пробовал и не хочу, если честно – шумно и не ароматно.

На якорь вставали, если заходили ночью. Очень удобно.

Способ №3 мой любимый. Пирс вдалеке от города но не так, что бы затруднительно далеко, 15 минут прогулки и вы в центре Вахи гуляете вокруг странной статуи Пенелопе.

К слову. К Бюсту Одиссея нужно ехать в другой город острова Frikes. Там в скверике можно найти и его бюст и стилизованную карту его, Одиссея, странствий.

 

На пирсе «У Михайлиса»- чистый воздух, волна от паромов не доставляет особых беспокойств. При швартовке нужно учитывать, что пирс стоит в глубоководном месте и что бы якорь взял надежно, его нужно отдать практически полностью, механически, на глубине примерно 20 метров и потом двигаться к пирсу. То есть сбросить метров 30 цепи быстро, что бы якорь достиг дна и потом выдавать цепь по ходу яхты. Впрочем , если нет уверенности, то можно сбросить всю цепь – 50 – 60 метров и только потом двигаться к пирсу.

 

Этому способу меня научил некий Льюис, с острова Сими, в пору моей крейсерской юности.  Льюис коренной житель Сими, уехал в США, потом вернулся, одумался. Очень любит свой остров. Теперь крутиться агентом возле начальника порта.

 

Итака всегда навевает во мне различные чувства, по всей видимости связанные со всей нашей историей, историей человечества. Здесь, в тени деревьев, на берегу уютного острова, обрамленному множеством чистых, безмятежных пляжей, как то само собой приходят в голову мысли о чем то большем, чем о сегодняшнем, суетном. Ведь так отчетливо видно, что за прошедшие тысячелетия ни сам остров, ни мы, люди, в своей земной жизни почти не изменились.  Мы все также страдаем от собственных страстей, куда то плывем, чего то достигаем, или наоборот. И как то само собой возникают мысли о смысле всего происходящего в своей жизни.

 

Моряки, наверное, вообще обречены на подобные раздумья перед силой моря, ведь настоящий  моряк не может не понимать, что, по сути, он бессилен перед силой моря и стало быть, есть что то большее, чем его навыки и знания, что держит его лодку на плаву и что позволяет вновь увидеть близких по окончании плавания. А может до выхода в новое плавание.

Итака, Греция. Эллада. А что еще эта Господом созданная удивительная страна и острова и море и небо, могут еще навевать!?

Итак, прощай Итака, мы держим путь дальше. Новый переход в 270 миль приведет нас на Сицилию, где живут Сцилла и Хорида, в совсем другой мир, откуда и Греция и Одисей и Киклады и Додеканес да и Спорады и прочие острова будут видеться красивой бело - бирюзовой сказкой!

 

 

 

Яхтенная школа Аренда яхт в Москве и на Московском Море